Еще один удар под дых частной медицине (видео)

19.01.2016 08:49  |  Русская версия » Новости » Новости Беларуси

Еще один удар под дых частной медицине (видео)
Умом нынешнюю власть не понять. Указ N 475 это отличный пример и доказательство, что главная функция государства это кошмарить! На этот раз частную медицину.



Чиновники решили, что в частных медцентрах должны работать исключительно медработники первой и высшей квалификационной категории. Палка о двух концах, и оба больно бьют по частной медицине, а соответственно и по пациентам.

Анатолий Лебедько:

– Здравствуйте. И снова мы в студии ОГП-ТВ. Сегодня мы ведем разговор с нашими экспертами – Ярослав Романчук, руководитель Центра Мизеса, Ольга Ковалькова, координатор БХД, один из разработчиков системы реформирования здравоохранения в Республике Беларусь. Предмет нашего разговора – это указ № 475. О чем? Я бы сказал так: как кошмарят частные центры здравоохранения.

Ярослав Романчук:

– Частную медицину!

Анатолий Лебедько:

– Частную медицину. Ну, вот на самом деле, появился этот указ, Ярослав, начнем с вас, и он взбудоражил пока, наверное, медиков, завтра дойдет и до пациентов?

Ярослав Романчук:

– Завтра, наверное, не дойдет. Когда покажут нашу передачу, наверное, дойдет. Поскольку они жертвы будут того безобразия, которое происходит на наших глазах. Причем когда кошмарят предпринимателей – ну, да, бизнес, коммерция. А когда начинают кошмарить тех людей, которые занимаются медицинскими услугами, ну, это, вроде бы, как-то не про них, потому что они такие вот все богатые, медицина у нас такая бесплатная, не должно быть.

А на самом деле я вот сначала хотел бы сказать не по поводу потребителей этих услуг, а по поводу вообще Конституции. Совершенно форменное безобразие, когда данный указ вопиющим образом нарушает статью 13 Конституции, где написано: всем формам собственности – одинаковые права.

Анатолий Лебедько:

– Давайте немножко поясним.

Ярослав Романчук:

– Получается, что изменение лицензирования частных медицинских учреждений, которое предполагает, что в ни должны работать не только врачи, но и все медработники высшей и первой категории, не распространяется на государственные лечебные медицинские учреждения. Грубо говоря, Минздрав говорит: «Мы и так часто проверяем государственные поликлиники и больницы, у них все хорошо, а вот частные мы не сможем проверять так часто, поэтому пусть они проходят такую унизительную и бездарную процедуру.

Анатолий Лебедько:

– А в чем, Ольга, проблема на самом деле? Ведь внешне все выглядит так хорошо упакованным: в частных медицинских центрах должны работать люди с высшей и первой категорией. Замечательно! Повышается качество. В чем проблема?

Ольга Ковалькова:

– Проблема, на мой взгляд, в том, что, как сказал Ярослав, создаются неравные условия для действия частных медучреждений и государственных. На мой взгляд, государство и так лицензировало государственные учреждения здравоохранения формально, это понятно. Все равно всем им выдавали лицензии на осуществление деятельности. Сейчас они эту формальность убрали, но почему-то они ее оставили для частных медучреждений. Все должны быть равны. Лицензии должны быть и для государственных учреждений здравоохранения, и для медицинских учреждений частной формы собственности.

В принципе, если брать другие страны, то в других странах каждый врач имеет лицензию. Даже не учреждение лицензируется как вид услуг, а каждый врач. Он имеет лицензию, он имеет право работать здесь, он имеет право работать в гос.учреждении. на мой взгляд, это нормальная европейская практика.

Ярослав Романчук:

– Самое страшное, что вот после целого ряда встреч с представителями данной профессии, которые доктора медицинских наук, кандидаты наук, говорят: «Слушайте, процедура совершенно формальная. Вот даже сегодня, чтобы получать частникам эти корочки, нужно стоять полгода в очереди, причем они учат там знаниям двадцатилетней давности. То есть качество услуг, безопасность клиентов – и лицензирование – это совершенно разные вещи».

Любую параллель можно проводить. Это вот у нас есть компьютерщики, молодые ребята, которые в 18 лет могут научить профессора, что такое вообще компьютерное программирование, кодирование и т.д. То же самое здесь.

Причем смотрите, как выглядит переход. Те люди, активные, предприимчивы медики, которые не боятся идти напрямую в коммерческую деятельность, они же брендируют свои услуги, они же работают под жестким контролем. Причем нету ни одного исследования, которое бы показывало, что в частных медицинских центрах смертность больше, ошибок больше, качество хуже, ничего нету.

Просто Минздрав, на мой взгляд, лоббирует интересы конкретных фармацевтических организаций, лечебных организаций. И самое страшное, что мы вот никогда не допустим состояния развала медицины, как в Украине, там полный кошмар, там коррупция. Но вот такого рода лицензирование и дискриминация частных организаций – как раз это путь, толчок к украинизации белорусской медицины!

Анатолий Лебедько:

– Давайте попробуем все-таки углубиться в эту проблему и посмотрим, а что на самом деле явилось мотивацией для принятия этого решения. Ведь вопрос не только в том, чтобы загнобить частную медицину? Что является мотивацией, Ольга?

Ольга Ковалькова:

– Я думаю, что для государства основная мотивация – это приток кадров. Понятно, что принятие данного указа и невозможность работы в дальнейшем того медперсонала, и высшего, и медсестер, делает для государственной системы здравоохранения большой плюс, потому что все люди из этих частных учреждений…

Анатолий Лебедько:

– Они вернутся?

Ольга Ковалькова:

– Конечно, они ведь хотят где-то работать. Возможности работать в частных мед.учреждениях у них нет, нехватка сегодня специалистов и уровень совместительства сегодня на уровне 1,4 %, медсестер не хватает около 8,5 тысяч. И конечно, государство свою политику проводит в своем ключе: им нужны люди, которые будут работать за ту низкую заработную плату, при том низком финансировании системы медицины. Они просто создали еще один инструмент для себя.

Но тут, мне кажется, было бы правильным… Не так плох сам указ, если бы следующим пунктом было определение статуса медучреждения частного, как медучреждения такого же, как и поликлиника. Потому что что сегодня частный медицинский центр? Ты вроде бы там врачом работаешь, а вроде бы не работаешь.

Как у меня знакомая пришла оформлять пенсию, ей говорят: «А что это такое – частный мед. центр? у нас, посмотрите, такого нет, у нас только поликлиника, клиника. Вы не можете уйти в 50 лет, мы не можем вам засчитать стаж работы в частном мед. центре».

То есть если бы Министерство здравоохранения определило у себя в документах, что частный медицинский центр – это такое же учреждение здравоохранения, как и остальные, государственные, если бы они были в одной категории, это позволило бы грав. врачам частных медицинских учреждений точно так же направлять своих людей на получение первой категории, высшей. Сегодня, к сожалению – э то технический момент, не знаю, с чем он связан – частные мед. учреждения не имеют возможности этого сделать.

И получается, что тебе нужно вернуться в государственное, хорошо дружить с главным врачом, чтобы тебя отправили на получение категории. Ты сам не можешь обратиться за получением.

Анатолий Лебедько:

– Шоколадкой может дело не обойтись.

Ярослав Романчук:

– Сорри, позволю себе не согласиться. Поскольку система неисправима. Первое, мы констатируем, что каждый человек имеет право на профессию. У всех дипломы одинаковые: закончили институт – получили дипломы. И ты уже врач. Те же вузы, те же преподаватели. Причем лучшие идут, как правило, в частные центры, а в государственные остается – как бог на душу положит.

Сейчас получается, что согласно данному порядку диплом может вступать в силу только после 5 лет отработки, потому что, не отработав 5 лет в государственной поликлинике, больнице, человек вообще лишается возможности дальше практиковать, быть в медицинской профессии.

Дальше. Представляете, какое будет настроение врачей и медработников, которых заставят пойти в поликлиники государственные? Ради бога, если спустя рукава, а если будет вся эта желчь выливаться на пациентов. Это раз.

Во-вторых, очевидным образом будет развиваться серая медицина, теневые потоки, потому что люди захотят нормального обслуживания.

Анатолий Лебедько:

– Услуги на квартире?

Ярослав Романчук:

– На квартире, в центрах. Еще самое страшное – Беларусь, которая может быть экспортером медицинских услуг, приветствовать любые притоки больных со всего мира, у нас действительно хорошие врачи есть, мы констатируем, во-первых, исход врачей. Причем разных специальностей по разным центрам по периметру нашей страны, а во-вторых, пациентов!

Сегодня дешевле стоматологию сделать в Литве, некие операции – в Польше, чем в Беларуси. Куда мы, собственно, пришли?

А этот указ подтолкнет к еще большему оттоку кадров. Смотрите, какая профессия будет врача? Сейчас студент думает, поступать или не поступать в институт: пять лет я буду корячиться на 3 миллиона рублей при полном отсутствии социальных гарантий, статуса и возможностей еще работать… Да я лучше не буду идти на этого врача, я пойду на кого-нибудь другого.

Значит, падает качество медицинского образования, падает престиж профессии врача. Будет расти количество ситуаций, когда разные шарлатанства будут процветать: вас государственные поликлиники не лечат, давайте мы вас полечим: словом, делом, зашептываниями… И это просто дискредитация той системы, которая вроде бы еще 10 лет назад была нормальная.

Я считаю, что здесь злой умысел Министерства здравоохранения, безусловно, есть. Потому что им сказали, вот вы знаете, почему молодежь и вообще люди не идут в государственные медицинские учреждения? Вместо того, чтобы систему поменять, ввести страховую медицину, ввести совершенно другие принципы формирования медицинского рынка, они начинают опять: Приказать! Заставить!.. Помните, был сюжет, когда заставили деревообработку не увольняться? Нарушения прав человека и все прочее. Ну и что? это помогло деревообработке? Нет, не помогло. То же самое и здесь.

Анатолий Лебедько:

– Хорошо. Давайте я только объясню нашим зрителям, почему ставится вопрос, что они вернутся. Потому что когда студент заканчивает вуз, у него нет никакой категории. Чтобы получить вторую, ему надо отработать 2 года, а чтобы получить первую – еще 3 года. Вот 5 лет.

Давайте все-таки еще спрогнозируем, как это будут реализовывать на практике? Чего ожидать? Пойдут медсестры на 2-3 миллиона с 7-8 в частных? Что будет на практике? Как будет реализовываться на практике этот указ, если он не изменится?

Ольга Ковалькова:

– Я думаю, что если он не изменится, конечно, люди пойдут работать. В сегодняшних условиях Беларуси, когда высокий уровень безработицы и государство может предоставить рабочие места в государственных клиниках, то, конечно, те люди, которые работают в частных, пойдут. Средняя зарплата сегодня медсестер по всей Республике – 5,5 млн., врача – около 9 млн.

Анатолий Лебедько:

– Но это не начинающей медсестры.

Ольга Ковалькова:

– Конечно, это не начинающей. Это средняя зарплата, я говорю сейчас о средней зарплате. Понятно, что есть и 4 млн. я думаю, что большая часть, если ничего не изменится, пойдет работать в государственные учреждения. И нет выбора даже тем, кто заканчивает. Вот как сказал Ярослав, даже если ты учился не на бюджетном, а за свои деньги, практически получается, что у тебя уже нет выбора, отработка в любом случае, потому что ты никак не получишь категорию, потому что, опять-таки, частные медучреждения не имеют возможности направлять на сдачу этих экзаменов своих работников.

Поэтому я думаю, что правильным было бы ввести вот эту возможность для частных медучреждений, если уже ничего не изменится, если они решат оставить этот указ, ничего не изменять, то предусмотреть хотя бы право частным мед. клиникам направлять своих работников…

Ярослав Романчук:

– Я считаю, что это возрождение крепостного права на отдельно взятую специальность. Почему-то считается, что можно издеваться над врачом как угодно, над медицинскими работниками, потому что они, якобы, принадлежат государству. Типа: вы сначала отработайте на нас барщину, а потом, когда уже сил убудет, если вообще вы не уедете из страны, можете работать дальше.

Второй вопрос. Александр Лукашенко и все наши власти говорят: «Инвесторы, в гости к нам! Высокие технологии!..» Люди, которые сегодня работают в частных медицинских центрах, вложились в них, конкретные деньги, десятки миллионов долларов в оборудование, во все. И как это?...

Анатолий Лебедько:

– Если это не из гос. бюджета.

Ярослав Романчук:

– Не-не, это свои честно привлеченные деньги. Причем там, может быть, кредиты, может быть, еще что-то, поверили им иностранные партнеры. А сейчас получается что? без преодоления шлагбаума государства они – банкроты! Они говорят: мы должны будем уволить десятки людей, соответственно, на рынке труда появляются сотни квалифицированных работников, которые… кто-то за 2 млн. не будет работать. Кто-то уедет лучше сиделкой в Нью-Йорк, там, в Вильнюс, в Польшу. И опять-таки у нас будет отток кадров.

Вы представляете себе сюжет: безработный врач высокой квалификации, который 20 лет лечил беларусов, ни одного нарекания не было, его наше замечательное государство 4 дня заставляет в парке листья мести, потому что он должен, получается, оправдать свой статус безработного. То есть дискредитация тотальная! По отношению к инвесторам, пот отношению к пациентам!

Представляете, вот очереди в гос. поликлиниках? Уже все видели в интернете эти фотографии, когда с 4-5 утра надо стоять в очереди за талончиками. А сейчас еще больше будет! Если частных не будет, соответственно – закон экономики: меньше предложение – спрос больше или тот же – вот и все! То, что сегодня, грубо говоря, стоит доллар на рынке, будет стоить два! Вот, пожалуйста – еще раз залезли в карманы людей. Причем опят, как с тунеядцами, получается: хотели для бюджета вроде бы сделать хорошо, а сделали для теневиков!

Ольга Ковалькова:

– Мне кажется, что внесение изменений в законодательство и разрешение частным центрам выдавать листы временной нетрудоспособности – это, может быть, такой своеобразный торг: вот мы вам дали такую возможность, но зато забрали здесь. Вы представляете, если бы они вот эту норму не ввели, что бы сейчас было с этими частными центрами? Возмущение было бы на порядок выше, была бы еще большая дискриминация. А так государство в своем ключе дает какую-то подачку…

Ярослав Романчук:

– Маленькую-маленькую…

Ольга Ковалькова:

– Да, но в то же время перетягивает на свою сторону медперсонал. Какое равноправие в сегодняшних условиях? Если мы говорим о том, что вообще, в принципе, государственные медицинские учреждения не имеют права оказывать платные медицинские услуги. Что это такое? Двойственность: ты приходишь в поликлинику к одному и тому же врачу, до обеда ты можешь пойти бесплатно, но талонов нет, а после обеда ты, простите, заплати определенную сумму денег и попади туда. Конкуренции никакой. Получается просто конкуренция в конкуренции…

Ярослав Романчук:

– Просто коррупция в коррупции! Которая санкционируется с подачи Министерства здравоохранения! Друзья, тот же Жарко, который министр здравоохранения – переназначили, ни одного слова претензии не было! Если мы принимаем какое-то решение взвешенное – сделайте аналитику, сделайте обзор качества работы, цены, частные и государственные.

Оказывается государственная – уже стоматология дороже, чем частная! А вы представляете, какой ценник будет, когда будет олигополия? Они заставят нас, пациентов, втридорога платить за белорусские лекарства, скажут: «Они самые крутые генерики из всех возможных», хотя там технологии сорокалетней давности.

Они поднимут цены на услуги все: стоматологические и любые другие. Где бюджету взять деньги? Они говорят: «На самоокупаемости!» И получается, что Министерство здравоохранения превращается в такой Совете директоров по управлению монополиями в виде разных поставщиков медицинских услуг.

Монополизация, сталкивание в тень, и самое страшное, что честные врачи, честные медицинские работники – им противно просто в этой системе будет работать. Они просто уедут, уйдут из профессии, начнутся чем-то другим заниматься, как мои друзья, которые мучились-мучились, открыли 10 лет назад собственный бизнес в Польше, медики, получили все необходимые документы, получают там 3 тысячи долларов в месяц. Великолепно развиваются и живут.

Анатолий Лебедько:

– Ну, что ж, сегодня вместе с нашими экспертами – Ольга Ковалькова и Ярослав Романчук – мы пробовали на вкус указ № 475. Какие последствия? Можно отравиться.

На самом деле, мы с нашими экспертами выяснили: первое – самое главное – пока мы не научимся уважать нашу Конституцию, пока мы не будем смотреть на наших граждан как на абсолютно одинаковых, у которых равные права и должны быть равные возможности, ничего не произойдет.

Что можно пожелать медицинским работникам? Надо бороться за свои права, потому что Конституция – на вашей стороне, здравый смысл – на вашей стороне, все остальное зависит от вас.

UCBP.ORG

Новости по теме