Затрыманыя на Дзень Волі патрабуюць пакараць катаў з Цэнтральнага РУУС Менска

05.05.2017, 14:46  |  Галоўныя навіны, Палітыка

 

Затрыманыя на Дзень Волі патрабуюць пакараць катаў з Цэнтральнага РУУС Менска

 

Дзевяць чалавек, затрыманых у Менску на Дзень Волі 25 сакавіка, падалі 5 траўня ў пракуратуру Менску і Першамайскага раёну сталіцы, у ГУУС Менгарвыканкаму і Галоўнае ўпраўленне ўласнай бяспекі МУС Беларусі калектыўную скаргу на катаванні затрыманых у Цэнтральным РУУС. Скарга складзеная пры падтрымцы праваабарончага цэнтру "Вясна".

 

"Мы падаем скаргу, каб засведчыць факты катаванняў і парушэнняў закону, якія чыняць супрацоўнікі міліцыі ўвесь час пры затрыманнях. Мы пастараліся максімальна дакладна распавесці ўсё тое, што атрымалася з затрыманымі ад моманту іх фактычнага гвалтоўнага скрадання і да моманту дастаўлення ў ЦІП на Акрэсціна. Скарга калектыўная, таму ніякіх суб’ектыўных меркаванняў тут быць не можа. Менавіта так усё і адбывалася. Калі нашу скаргу праігнаруюць і не будуць выкананыя нашыя патрабаванні, у тым ліку прыцягнення да адказнасці тых людзей, якія чынілі гвалтоўныя дзеянні, мы будзем звяртацца ў суд. Калі спатрэбіцца, то і міжнародны, каб гэтая злачынная сістэма стала вядомая шырокай грамадскасці, а таксама каб людзі, якія чынілі гэта, сталі вядомыя як у Беларусі, так і за яе межамі”, - адзначыў адказны сакратар Беларускай хрысціянскай дэмакратыі Дзяніс Садоўскі, які 25 сакавіка таксама быў дастаўлены ў Цэнтральны РУУС.

На фота – Уладзімір Находка, які быў адным з тых, хто займаўся гвалтоўнымі дзеяннямі

Прыводзім тэкст скаргі:

Задержаны мы были 25 марта 2017 года в период с 13.00 до 14.00 в районе станции метро "Академия наук”. При этом задержание осуществлялось людьми в гражданской одежде без опознавательных знаков с применением физической силы и сопровождалось грубой нецензурной бранью со стороны задерживающих. Данный процесс проходил без сопротивления и оскорблений со стороны задержанных. Данные задержания, по сути, выглядели как похищения граждан. Всех нас, в разный период времени, но по единому сценарию похищения, просто хватали неизвестные нам лица и волокли к автобусу. Во время того, как задержанных подводили к автобусу, многих из нас, со спины, когда гражданин не видит этого, сильно толкали в затылок и тем самым ударяли головой об автобус, тем самым нанося умышленно телесные повреждения, истязания, унижая человеческую честь и достоинство задержанных.

В Центральное РУВД нас транспортировали в автобусе, при транспортировке по отношению к нам применялось насилие: задержанных грубо, с применением физической силы, ставили на колени и упирали лицом в сидения. После просьбы разъясненить основания подобного ограничения свободы сотрудники правоохранительных органов нанесли несколько ударов милицейской дубинкой задержанным. Двое из задержанных отказались стоять на коленях и попытались сесть на сидения, за что были избиты сотрудниками милицейской дубинкой по голове и по спине. На Алексу Клименко, были надеты наручники (хотя он не оказывали сопротивление). Пока нас доставляли в Центральное РУВД, сотрудники милиции без составления протоколов об изъятии отобрали средства мобильной связи у задержанных, у которых они были при себе.

По приезду в РУВД нас, нижеподписавшихся, вывели и поставили в позу "растяжка” (лицом к стене, ноги шире плеч, руки подняты вверх и оперты о стену ладонями наружу) во внутреннем дворе здания РУВД, которое располагается по адресу г.Минск, ул. Орловская, 58, к. 1. При этом ни один из сотрудников милиции не выполнил требование Закона, и не объявил нам, о том, что мы задержаны. Тех граждан, которые просили на основании Закона разъяснить им их правовой статус в данной ситуации, запугивали и наносили телесные повреждения.

Таким образом, мы простояли около 5 часов под снегом и дождём при температуре воздуха около +2 °C. Неоднократные просьбы перевести нас в здание Центрального РУВД и разъяснить нам основания для ограничения свободы (статья 23 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2007 г. № 263-З «Об органах внутренних дел Республики Беларусь») были проигнорированы. Вместо этого, на наши вопросы, сотрудники милиции реагировали грубыми оскорблениями и реальными угрозами применить насилие в отношении нас. Позже нас отвели в здание РУВД, где таким же образом расставили в коридоре. Из этого коридора тех лиц, в отношении которых были составлены протоколы об административном правонарушении, так предварительно и не разъяснив оснований для задержания, выводили на подписание составленных без нашего участия протоколов, в которых были указаны недостоверные обстоятельства и место нашего задержания. Алексе Клименко обвинения так и не предъявили и с составленными протоколами не ознакомили.

Среди сотрудников правоохранительных органов РУВД Центрального района города Минска отдельное внимание хотелось бы уделить действиям прапорщика Владимира Находки. Действия прапорщика Владимира Находки носили неоправданно грубый и жестокий характер. Это выражалось в неоднократном беспричинном применении физической силы по отношению к задержанным и ударах их милицейской дубинкой. Тем самым прапорщик Владимир Находка неоднократно нарушал статью 26 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2007 г. № 263-З «Об органах внутренних дел Республики Беларусь». Как во дворе, так и внутри здания РУВД он бил ногами по ногам задержанных, принуждая тех (уставших от многочасового истязания в неестественной позе "растяжка”, что является пыткой) ставить ноги еще шире. Тех задержанных, у которых от усталости приопускались руки, прапорщик Находка грозил заковать в наручники. Стоявшим, по мнению прапорщика Находки, в позе "растяжка” неправильно, он тыкал дубинкой в спины. Обращался к задержанным не иначе как на"ты”, используя обращения "дядя”, "граждане БИЧи”, требуя "отвернуть хобот к стене”.

Во время нахождения на территории и внутри РУВД (около 7 часов) у нас отсутствовал доступ к еде и воде, за исключением тех, у кого вода имелась при себе. Также многим из числа задержанных отказывали в доступе в туалет. Сотрудники правоохранительных органов позволяли себе неоднократное использование нецензурной брани, что может рассматриваться как нарушение ст. 17.1. Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях от 21 апреля 2003 г. № 194-З. Прапорщик Находка заявил одному из задержанных, что тот должен понимать, что попал на войну, поэтому должен терпеть противоправное отношение со стороны милиции.

Также в отношении всех задержанных была проведена принудительная процедура дактилоскопии, за исключением тех, кто уже проходил данную процедуру ранее. Некоторым эксперты по дактилоскопии угрожали применением физической силы в отношении задержанных, если те откажутся от её проведения.

На законную просьбу одного из задержанных, Петра Поправко, внести в опись изъятого у него имущества его велосипед и шлем, один из милиционеров произнёс фразу: «новый купишь». Данные личные вещи так и не были внесены в опись изъятого.

Сотрудники РУВД проигнорировали наши неоднократные требования сообщить нашим родственникам о нашем местонахождении; в ответ на звонки самих родственников дежурная часть РУВД заявляла, будто задержанных в РУВД нет (в это время мы стояли на "растяжке” внутри).

Конвоированием в ЦИП, где мы впоследствии находились до суда, руководил прапорщик Владимир Находка. При этом он продолжил вести себя грубо и агрессивно, не разъясняя основания для такого рода поведения, чем вновь нарушил указанную выше статью 26 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2007 г. № 263-З «Об органах внутренних дел Республики Беларусь». В начале конвоирования в ИВС(ЦИП) нам не только не было разъяснено, куда нас везут, но и предоставлялись заведомо ложные сведения о месте назначения: прапорщик Находка заявил, что нас везут в район станции метро "Пушкинская”, где нас якобы должны отпустить. По приезду в ИВС(ЦИП) нас также поставили в позу "растяжка” в тюремном дворе, а затем в двух тюремных коридорах (при оформлении в камеры нас разбили на две группы). В таком положении нас продержали около часа, прежде чем мы были переведены в камеры.

Таким образом, задержанные удерживались до суда без воды, за двое суток было выдано только около 200 гр. воды, при необходимой норме, рекомендованной врачами в 2 литра за сутки. Даже из обычной человеческой логики такие условия и отношение является пыткой.

Таким образом, действия сотрудников органов внутренних дел, являются незаконными по следующим причинам:

 

1. Ни одному из родственников не сообщили о задержании Согласно ч.3 ст.8.2 ПИКоАП по просьбе физического лица, задержанного за совершение административного правонарушения, о месте его нахождения в течение трех часов уведомляются совершеннолетние члены его семьи, близкие родственники, защитник, наниматель, с которым задержанный состоит в трудовых отношениях, администрация учреждения образования, учащимся или студентом которого он является.

Ни в одном из случаев задержания сотрудники органов внутренних дел не то что в срок, вообще не сообщили близким родственникам о том, что их родных и близких похитили.

2. Сотрудники органов внутренних дел при задержании необоснованно и непропорционально применили физическую силу к каждому.

В соответствии со ст.26 Закона «Об органах внутренних дел» сотрудник органов внутренних дел при выполнении задач по защите жизни, здоровья, чести, достоинства, прав, свобод и законных интересов граждан, интересов общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств применяет физическую силу, специальные средства, оружие, боевую и специальную технику, если иными способами выполнение этих задач не представляется возможным.

Во всех случаях, когда избежать применения физической силы, специальных средств, оружия, боевой и специальной техники невозможно, сотрудник органов внутренних дел обязан стремиться причинить наименьший вред жизни, здоровью, чести, достоинству и имуществу граждан, а также принять меры по немедленному оказанию пострадавшим медицинской и иной необходимой помощи.

Сотрудник органов внутренних дел применяет физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, подручные средства для пресечения преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, самообороны, преодоления противодействия его законным требованиям, если ненасильственными способами это сделать невозможно.

Таким образом, отсутствовали основания для применения физической силы в отношении ниже подписавшихся, выявление причин для подобного рода жестокого обращения также не представляется возможным. Следовательно, сотрудники органов внутренних, в том числе Находка Владимир,превысили свои полномочия, применение физической силы не было обусловлено обстоятельствами указанными в вышеприведенных выдержках законов. Такое поведение привело к унижению достоинства каждого из задержанных, принесло каждому нравственные и физические страдания.

3.Задержанные подверглись жестокому, бесчеловечному обращению в РУВД со стороны сотрудников органов внутренних дел («растяжки», «оскорбления», «телесные повреждения»).

Статья 25 Конституции Республики Беларусь гарантирует, что никто «не должен подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному либо унижающему его достоинство обращению или наказанию».

В статье 5Всеобщей декларации прав человека и статье 7Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено, что никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию

Согласно ст.1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (вступила в силу для Белорусской ССР 26 июня 1987 года) (далее по тексту – Конвенция против пыток) "пытка" означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия.

Описанные факты безусловно являются пытками в отношении ниже подписавшихся граждан со стороны сотрудников милиции, поскольку их жестокие бесчеловеческие действия нарушали и унижали человеческое достоинство каждого, приносили как физически, так и нравственные страдания.

В соответствии со ст.2 Конвенции против пыток каждое Государство-участник предпринимает эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его юрисдикцией.

Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток.

Статьёй 4 Конвенции против пыток установлено, что каждое государство-участник обеспечивает, чтобы все акты пыток рассматривались в соответствии с его уголовным законодательством. То же относится к попытке подвергнуть пытке и к действиям любого лица, представляющим собой соучастие или участие в пытке.

Каждое государство-участник устанавливает соответствующие наказания за такие преступления с учетом их тяжкого характера.

Согласно ст.13 Конвенции против пыток каждое государство-участник обеспечивает любому лицу, которое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам на любой территории, находящейся под юрисдикцией этого государства, право на предъявление жалобы компетентным властям этого государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы.

4.Сотрудниками милиции были унижены честь и человеческое достоинство каждого путем проведения дактилоскопии без регистрации.

В части первой статьи 4 Закона «О государственной дактилоскопической регистрации» закреплён важнейший принцип проведения дактилоскопической регистрации – сочетание добровольности и обязательности государственной дактилоскопической регистрации.

В соответствии с частью второй статьи 4 Закона «О государственной дактилоскопической регистрации» проведение государственной дактилоскопической регистрации не должно представлять опасность для здоровья человека, унижать его честь, достоинство и деловую репутацию.

 

Статьёй 7 Закона «О государственной дактилоскопической регистрации» установлен круг субъектов, подлежащих обязательной дактилоскопической регистрации. Данный перечень является исчерпывающим, не подлежит расширенному толкованию.

Пункт 8 части 1 статьи 7 Закона «О государственной дактилоскопической регистрации» предусматривает три категории лиц, которые подлежат обязательной государственной дактилоскопической регистрации:

1)лица, состоящие на профилактических учетах в органах внутренних дел;

2)лица, в отношении которых применены принудительные меры безопасности и лечения, предусмотренные Уголовным кодексом Республики Беларусь;

3)лица, совершившие административные правонарушения, за которые предусмотрена ответственность в виде административного ареста.

Дактилоскопическая регистрация проводилась сразу же после задержания, в РУВД. Следовательно, факта совершения кем-либо из задержанных административного правонарушения, за которое предусмотрен административный арест, не было установлено, так как его может установить только суд. Таким образом, никто из задержанных не входит в круг субъектов, подлежащих обязательной дактилоскопической регистрации. Сам же факт принуждения к участию в дактилоскопической регистрации, высказанные угрозы, свидетельствуют о нарушении принципа сочетания добровольности и обязательности проведения государственной дактилоскопической регистрации. Следовательно, сотрудниками органов внутренних дел было нарушено законодательство о государственной дактилоскопической регистрации.

5.Действия сотрудников органов внутренних дел имеют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 426 Уголовного кодекса.

Перечисленные факты необоснованного и непропорционального применения физической силы, жестокого и бесчеловечного отношения, унижающего человеческое достоинство со стороны сотрудников милиции свидетельствуют о наличии в их действиях признаков состава преступления, предусмотренного ст.426 Уголовного кодекса.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 168 и статьёй 174 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь,

ПРОСИМ:

1)провести полную, объективную и всестороннюю проверку по изложенным фактам, на предмет превышения сотрудниками органов внутренних дел своих полномочий и соответствия их действий законодательству;

2)установить и привлечь к ответственности сотрудников органов внутренних дел, которые допустили изложенные нарушения, чем подвергли каждого из подписавшихся жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению, причинили физические и нравственные страдания;

3)проинформировать заявителей в установленные законом сроки о результатах проверки.

 

Навіны па тэме